Закрыть ... [X]

С чем связаны осенние перелеты птиц

так то ЕНТ / Контрольные работы / Контрольные работы по русскому языку

Итоговые контрольные диктанты 9 класс

10.02.2015 58417 648 Жумабекова Айнагуль Мухамбетовна
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Итоговые контрольные диктанты за 9 класс

I
Теплый безветренный день угас. Только далеко на горизонте, в том месте, где зашло солнце, небо еще рдело багровыми полосами, точно оно было вымазано широкими ударами огромной кисти, омоченной в кровь. На этом странном и грозном фоне зубчатая стена хвойного бора отчетливо рисовалась грубым, темным силуэтом, а кое-где торчавшие над ней прозрачные круглые верхушки голых берез, казалось, были нарисованы на небе легкими штрихами нежной зеленоватой туши. Чуть-чуть выше розовый отблеск гаснущего заката незаметно для глаз переходил в слабый оттенок выцветшей бирюзы... Воздух уже потемнел, и в нем выделялся ствол каждого дерева, каждая веточка, с той мягкой и приятной ясностью, которую можно наблюдать только ранней весной, по вечерам. Слышалось иногда, как густым басом гудит, пролетая где-то очень близко, невидимый жук и как он, сухо шлепнувшись о какое-то препятствие, сразу замолкает. Кое-где сквозь чащу деревьев мелькали серебряные нити лесных ручейков и болотец. Лягушки заливались в них своим торопливым, оглушительным криком; жабы вторили им более редким, мелодическим уханьем. Иногда над головой пролетала с пугливым кряканьем утка да слышно было, как с громким и коротким блеянием перелетает с места на место бекас-баранчик. (177 слов)
(А. Куприн)

II
Человек обедняет свою духовную жизнь, если он высокомерно смотрит сверху вниз на все живое и неживое, не наделенное его, человеческим, разумом. Ведь жизнь людей, какой бы сложной она ни была, как бы далеко ни простиралась наша власть над окружающим миром, — всего лишь частица жизни природы. Ведь то, что мы о ней знаем сегодня, так мало по сравнению с тем таинственным, удивительным и прекрасным, что нам предстоит еще о ней узнать. Может быть, узнать именно сегодня, когда человеку важно связать в своем сознании новейшие данные об элементарных частицах, о «белых карликах» и «черных дырах» Вселенной с белоснежностью ромашек на лесных полянах, с роскошными, пульсирующими созвездиями над головой, где-нибудь посреди бескрайней степи.4
Нам по-прежнему интересны повадки зверей и птиц — диковинных заморских и наших, знакомых с детства. Нам интересно многое: почему такой дремучий зверь, как медведь, легко поддается дрессировке; не угрожает ли серому волку занесение в Красную книгу (туда ученые заносят животных, которым грозит исчезновение с лица планеты); как быстро растут кристаллы горного хрусталя и почему считается целебным лист обыкновенного подорожника. (169 слов)
(По И. Акимушкину)

III
Профессор жил в комнате, где властвовали и враждовали, как два противоположных начала, книги и картины.
Книгам удалось захватить все пространство комнаты: гигантские шкафы высились по стенам, как книжные крепости; стол, втиснутый между стенами, был полонен книгами; они захватили и кресла, и маленький шахматный столик, где лежали аккуратно связанными стопками. Они владели и воздухом комнаты, наполняя его особым запахом бумаги и старинных переплетов; книги насыщали воздух, делая его пыльным и душным.
Картины словно хотели раздвинуть комнату и растворить стену, на которой висели, в тихих, спокойных пейзажах. Они наполняли пространство свежим воздухом рощ и мягким, просеянным сквозь облачную дымку солнечным светом. И если в комнату не проникали шорохи листьев и шепот трав, то лишь потому, что на всех картинах царила тишина. Только ее да мечтательную задумчивость природы изображал на своих полотнах художник.
Вечерами с улицы в комнату проникал свет фонарей, и она, казалось, наполнялась рыхлым серым веществом. В тех местах, где стояли книжные шкафы, вещество сгущалось до совершенно черного цвета. (158 слов)
(По А. Казанцеву)

IV
Ночью туман сгустился так, что в десяти шагах ничего не было видно, словно все потонуло в молоке. Судно остановилось у большого ледяного поля, и все, кроме вахтенных, спокойно спали.
Утром туман начал слегка расползаться. Он постепенно исчезал, уносимый на юг, и ледяные поля зашуршали и тоже пришли в движение. Впереди открылся свободный проход, и судно поплыло на северо-восток, но медленно, чтобы не столкнуться с льдинами и чтобы вовремя остановиться или повернуть в сторону. Солнце, которое светило с полудня, хотя и с перерывами, к вечеру скрылось в пелене тумана, надвинувшегося на корабль.
Эта ночь была менее спокойной, чем предыдущая: дул легкий ветер, ледяные поля задвигались, напирая друг на друга, трещали и ломались. Клубившийся туман не позволял различать путь, и приходилось быть настороже, чтобы не оказаться зажатыми льдинами.
День тоже прошел в большом напряжении: утром усилился ветер и туман разогнало, однако льды пришли в движение. К счастью, окраины ледяных полей были сильно поломаны, айсберги отсутствовали, и только иногда гряды мелкого льда, нагроможденные местами на полях, представляли серьезную опасность. (167 слов)
(По В. Обручеву)

V
Историзмы — слова и словосочетания, которые обозначали существовавшие когда-то предметы и явления реальной жизни. Например: крепостной, смерд, юнкер и другие. Ушли в прошлое предметы — вышли из употребления слова.
Изменения в общественной жизни выводят из активного словарного запаса множество слов, но они вспоминаются тут же, как только мы заглядываем в прошлое. Поэтому без историзмов не обойтись в трудах по истории: далеко не все в прошлом может быть названо сегодняшними словами. Так, бояре как сословие ушли в историю, и в этой самой истории их можно назвать только этим словом.
Вспоминаются историзмы, естественно, и в художественной литературе, когда она обращается к истории. Заменять их современными словами просто безграмотно. Так, стрельца сегодня мы не назовем солдатом, оброк — налогом, квартального — участковым.
Историзмы, в отличие от архаизмов, не имеют синонимов. У архаизмов же всегда есть вполне современно звучащие синонимы: ветрило — парус, ланиты — щеки. Архаизмы, являясь синонимами общеупотребительных слов, выражают, как это характерно для синонимов, разнообразные дополнительные оттенки. Они служат для создания колорита эпохи, для характеристики персонажа, используются как стилистическое средство в публицистике. (165 слов)
(По П. Клубкову)

VI
Мне подарили сурка, толстого, неуклюжего. На его родине, в степях, он зовется байбаком, так как обладает удивительной способностью долго спать.
Он спит в течение всей зимы, но, когда весной зазеленеют травы, выходит из норы и усиленно питается молодой растительностью. Наступает жара, травы высыхают — байбак снова залезает в нору и спит до осени. Когда пройдут дожди и зазеленеет трава, он вторично просыпается и бодрствует до зимы.
Наш байбак был ручной: позволял брать себя на руки, разрешал гладить его и кормить вкусными вещами: морковью, сушеными фруктами, молоком. Однажды моя жена принесла ему еду, однако никак не могла разбудить его. Она подошла к логову, которое мы устроили ему в сенном сарае, и стала трепать байбака по шкурке, уговаривая проснуться. Страшно рассерженный, он выскочил из логова и, встав на задние ноги, свирепо заскрежетал зубами. Он был, по-видимому, страшно возмущен, так как простить обиду ей он не мог до конца своей жизни. Хотя жена всячески задабривала его, давала самые любимые кушанья, он всякий раз бросался на нее, стараясь вцепиться в руку. (166 слов)
(По А. Комарову)

VII
Наш грач жил на свободе, разгуливая возле дачи. Его проделкам не было конца. Из дома он таскал все, что мог унести: наперстки, ножницы, мелкие инструменты, хотя прекрасно знал, что воровать нельзя.
Он проказничал, когда его никто не видел, и всегда, недовольно каркнув, поспешно улетал, если его заставали на месте преступления. Отлетев на безопасное расстояние, он издали наблюдал, какое впечатление производило его озорство.
Грач особенно внимательно следил за работой жены художника, которая увлекалась садоводством и много работала в саду. Если производилась прививка растений и место прививки заматывалось изоляционной лентой, он разматывал ее и, довольный, торопливо удалялся.
Но, несмотря ни на что, его нельзя было не любить: он сопровождал, перелетая с ветки на ветку, хозяев, если они уходили на прогулки, летал над лодкой, если они катались по реке. Он никогда не пропускал обеденное время, терпеливо ожидая, когда ему дадут что-нибудь вкусненькое, и если был сыт, то лакомые кусочки прятал про запас: засовывал в башмаки, под шкаф или в другие укромные местечки. Наевшись, грач садился кому-нибудь на плечо или на голову, пытаясь при этом тщательно вытереть клюв о волосы. (176 слов)
(По А. Комарову)

VIII
Если вы постоянно работаете за своим столом в кабинете, у вас создается свой порядок, к которому вы привыкаете. Вы знаете, где и какая книга лежит у вас на столе и где лежит ручка, карандаш. Протянете руку — и берете то, что нужно. Это ваш порядок, и его менять нельзя.
Вот тут-то и появляется сорока. Кому довелось у себя в доме держать ручную сороку, тот знает, что это такое...
Сорока-белобока очень красивая птица: хвост у нее отливает красноватым и зеленоватым металлическим блеском, голова угольно-черная, на боках белые пятна. Она отличается веселым характером, однако у нее две примечательные особенности: она прелюбопытна и у нее неодолимая страсть к накоплению богатств.
Всякая вещь, в особенности блестящая, привлекает ее внимание, и она стремится припрятать ее куда-нибудь подальше. Все: чайную ложку, серебряное колечко, пуговицу — она мгновенно хватает и, несмотря на крики, улетает, старательно пряча украденное где-нибудь.
Наша сорока любила припрятывать вещи, чтобы они не попадались на глаза. Она, по-видимому, считала, что хорошо припрятанная вещь проживет дольше, и поэтому в доме время от времени что-нибудь пропадало. (168 слов)
(По А. Комарову)

IX
Аленка положила одежду у березки и вошла в воду, нащупывая песчаное дно ногами. Когда вода дошла до пояса, она присела и, шлепая ногами, поплыла к противоположному берегу; на середине чувствовалось слабое течение, и Аленка, перевернувшись на спину, долго лежала, глядя в беспредельное небо, уже наполнившееся солнцем.
Аленка долго плавала, погружая лицо в воду и разглядывая дно и снующих в водорослях рыбок. Под водой был свой мир. На середине реки, где уже лежала густая полоса солнца и под водой было светло, тихое течение замечалось по еле-еле шевелившимся верхушкам водяных трав, а когда она приближалась к затененному берегу, свет и под водой менялся, и там чудились глубокие провалы, заполненные тьмой и тайнами. Тень от тела Аленки коснулась темного рака, шевелящего усами, и он тут же исчез куда-то.
Подождав, чтобы вода успокоилась, она опять присмотрелась и увидела: среди разметавшегося куста водорослей сновали рыбешки, неожиданно бросавшиеся врассыпную, но не покидавшие, однако, пределов просторного куста. Стараясь не шевелиться, она следила за ритмическим танцем рыбок, никак не желавших отдаляться от своего куста. (166 слов)
(По П. Проскурину)

X
Кто не бывал в Уссурийской тайге, тот не может представить, какая это чащоба. Не раз случалось подымать с лежки зверя, и только треск сучьев указывал, в каком направлении уходил он. По такой тайге мы шли уже в течение двух суток.
Погода не благоприятствовала нам: моросило, и на тропинках стояли лужи, с деревьев падали крупные редкие капли.
Вьючный обоз должен был давно обогнать нас, а между тем сзади, в тайге, ничего не было слышно. Обеспокоенные этим, мы с Дерсу [проводник] пошли назад. Неожиданно остановившись на полуслове, он попятился назад и, нагнувшись, стал рассматривать что-то на земле. Я подошел к нему и обомлел: свежие отпечатки большой кошачьей лапы отчетливо выделялись на тропке. Однако следов, когда мы шли сюда, не было. Я это помню, да и Дерсу не мог бы пройти мимо них. Теперь, когда мы вернулись навстречу отряду, они появились и направлялись в нашу сторону. Очевидно, зверь шел по пятам: несмотря на лужи, вода не успела еще наполнить следы, вдавленные лапой тигра. Хищник, несомненно, только что стоял здесь и, когда услышал наши шаги, спрятался где-нибудь в бурелом. (175 слов)
(По В. Арсеньеву)

XI
Когда ледяным панцирем покрываются реки и озера, улетают последние стаи птиц.
Осенние перелеты совершаются неторопливо. Создается впечатление, что птицы не спешат покидать родные места, надолго задерживаясь там, где много корма. Весной же они летят без остановок, словно боясь опоздать к началу лета.
Перелеты птиц вызывали удивление еще у древних народов. Они не знали, куда и зачем предпринимают птицы такие рискованные путешествия. Многое в птичьих полетах до сих пор остается ученым недостаточно ясным.
Осенний перелет кажется оправданным: с наступлением зимы птицы не могут из-под снега добывать пропитание. Зимой на севере голодно: попрятались насекомые, запасы лесных ягод не безграничны. Правда, многие пернатые живут здесь, никуда не улетая, и даже в лютые морозы не выглядят несчастными. Видимо, кое-какие птицы могли бы приспособиться к нашим условиям.
Считается, что родина наших перелетных птиц — север. Трудно сказать, что привлекает их здесь. Возможно, обилие сезонного корма, который позволяет кормить птенцов в течение всего длинного светового дня. Вероятно, птицы в период размножения нуждаются в спокойной обстановке, и небольшая заселенность наших северных тундр, лесов, где нет такой суматохи, как в Африке, создает им эти условия. (176 слов)
(Из журнала «Юный натуралист»)

XII
Среди множества существующих в природе диких трав крапиву мы запоминаем на всю жизнь с первого же прикосновения к ее листьям, обжигающим кожу. Мы считаем ее сорняком, буйные заросли которого приходится каждый год истреблять. Между тем это растение издавна служило человеку: из ее длинных лубяных волокон когда-то вырабатывали бумагу, плели канаты и рыболовные снасти.
Крапива — ценное лекарство. В народной медицине используют изготовленный из нее настой, который улучшает состав крови; отваром из корней полощут рот, чтобы укрепить десны, его втирают в голову от выпадения волос.
Собирать крапиву для лечебных целей рекомендуется во время ее цветения: в этот период в растении накапливается наибольшее количество биологически активных веществ. Весной, когда запасы витаминов в организме иссякают, полезны салаты из нежных верхушек крапивы. Их предварительно промывают под струей горячей воды, затем растирают пальцами, чтобы избавиться от жгучих иголок.
Крапиву можно заготавливать на зиму, для чего ее высушивают в тени и растирают в порошок, который потом добавляют в пищу. Еще один полезный совет: хотите дольше сохранить в жаркий летний день мясо или рыбу — плотно обложите их листьями крапивы. (172 слова)
(По материалам журнала)

XIII
Вечерний сумрак заливал тайгу, и только на востоке от деревьев шло синевато-мглистое сияние. Глубокая тишина, нарушаемая всплесками рыбы да криками какой-то еще не уснувшей птицы, возившейся неподалеку, казалось, лишь подчеркивала неодолимое наступление ночного покоя. Почти вся протока покрылась толстым слоем неизвестно откуда взявшегося тумана, который клубился в прибрежных кустах. Илюша опасливо шагнул в него и тотчас утонул в нем чуть ли не до подмышек. Оглянувшись, он увидел: костер на высоком берегу дрожал, словно переменчивый золотой куст, стволы кедров в его свете переливались красновато-темным золотом. Впервые щемящее волнение от таинственной красоты ночи вошло в душу юноши, и ему захотелось сделать что-то необыкновенное: побежать, прыгнуть с высоты, полететь. Неожиданно ему показалось, что он услышал тихий, вкрадчивый шорох трущегося у его ног тумана и чей-то голос. У него сильнее забилось сердце, и ему вдруг захотелось скорее оказаться у костра. Нырнув в туман, он почувствовал лицом его влажную прохладу, и, добравшись до воды и вымыв котелок, Илюша вернулся к костру. (156 слов)
(По П. Проскурину)

XIV
Зима, продвигаясь с севера, захватывала новые пространства; все: дороги и села, леса и степи — засыпали глубокие снега.
Вьюжными ночами, когда даже лесные гиганты стонут, трещат и охают, когда небо сливается с землей и неистово бухают подземные колокола, все живое старается укрыться в затишье: в домах, где весело трепещет огонь в печке, в норах и обжитых гнездах, а то и просто под раскидистой елью, между ее нижними лапами и землей, еще пахнущей занесенными сюда осенью листьями. Снег толстым слоем прикрывает еловые лапы, однако между ними и землей — свободное пространство, где в солнечный день светло. Блеснет луч солнца — рдяно вспыхнет случайно оказавшаяся там ягодка костяники на высоком стебле.
Такое убежище надежно от любой непогоды. Забьется сюда заяц-русак, или тетерев, или хитрая лисица, или другая живность и замрет, затаится, затем задремлет под вой метели. В такое время начинают бродить и жить в человеке неведомые силы, расцветают причудливо-призрачные сны. И нельзя разобраться, где в них кончается понятное и начинается то, чему нет объяснения и что приходит в шорохах и свете звезд. (167 слов)
(По П. Проскурину)

XV
Направо от пути расстилалась кочковатая равнина, темно-зеленая от постоянной сырости, и на краю ее были брошены серенькие домики, похожие на игрушечные; на высокой зеленой горе, внизу которой блистала серебряная полоска, стояла церковь, белая, тоже будто игрушечная. Когда поезд со звонким металлическим визгом, внезапно усилившимся, бешено влетел на мост и точно повис в воздухе над зеркальной гладью реки, Петька даже вздрогнул от испуга и неожиданно отшатнулся от окна, однако тотчас же вернулся к нему: боялся потерять хоть малейшую подробность путешествия. Глаза Петькины давно уже перестали казаться сонными, и морщинки пропали, как будто по этому лицу кто-то провел горячим утюгом, разглаживая их, и сделал лицо блестящим и белым.
В течение первых двух дней пребывания Петьки на даче богатство и сила новых впечатлений, лившихся на него сверху и снизу, смяли его маленькую и робкую душонку. Он часто возвращался к матери, прижимался к ней и, когда барин спрашивал его, хорошо ли ему на даче, улыбаясь, отвечал: «Хорошо!» И затем он снова отправлялся к лесу и тихой речонке и будто выпытывал у них что-то. (169 слов)
(По Л. Андрееву)

XVI
Кусака долго металась по следам уехавших людей, добежала до станции и — промокшая, грязная — вернулась обратно.5 Здесь она проделала то, чего никто, однако, не видел: взошла на террасу и, приподнявшись на задние лапы и заглянув в стеклянную дверь, поскребла когтями. В комнатах было пусто, и никто не ответил Кусаке.
Начался частый дождь, и отовсюду стал надвигаться мрак осенней ночи. Быстро и глухо он заполнил пустую дачу; бесшумно выползал он из кустов и вместе с дождем лился с неприветливого неба. На террасе, с которой была снята парусина, отчего она казалась странно пустой, свет долго еще печально озарял следы грязных ног, но скоро отступил и он.
И когда уже не было сомнений, что наступила ночь, собака жалобно завыла. Звенящей, острой, как отчаянье, нотой ворвался вой в монотонный шум дождя, прорезая тьму, и, замирая, понесся над обнаженными полями.
И тому, кто слышал его, казалось, что стонет и рвется к свету сама беспросветно-темная ночь, и хотелось в тепло, к яркому огню, к любящему сердцу. (159 слов)
(По Л. Андрееву)

XVII

Перевал
Вопреки предсказанию моего спутника, погода прояснилась и обещала нам тихое утро; хороводы звезд чудными узорами сплетались на далеком небосклоне и одна за другой гасли по мере того, как бледноватый отблеск востока разливался по темно-лиловому своду, озаряя крутые отголоски гор, покрытые девственными лесами.
Направо и налево чернели мрачные, таинственные пропасти, и туманы, клубясь и извиваясь, как змеи, сползали туда по морщинам соседних скал, будто чувствуя и пугаясь приближения дня. Тихо было на небе и на земле, только изредка набегал прохладный ветер с востока, приподнимая гриву лошадей, покрытую инеем.
Мы тронулись в путь; с трудом пять худых кляч тащили наши повозки по извилистой дороге на Гуд-Гору; мы шли пешком сзади, подкладывая камни под колеса, когда лошади выбивались из сил; казалось, дорога вела на небо, потому что, сколько глаз мог разглядеть, она все поднималась и наконец пропадала в облаке, которое еще с вечера отдыхало на вершине Гуд-Горы, как коршун, ожидающий добычу. Снег хрустел под ногами; воздух становился так редок, что было больно дышать; кровь поминутно приливала в голову. (176 слов)
(По М. Лермонтову)

XVIII
Утром я, выспавшийся, полный свежих сил, вышел на вахту. До чего же хорошо, когда в воздухе разливается запах йода и океан расстилается вокруг, как зеленый шелк.
В свежем воздухе чувствовалась, однако, примесь какого-то странного запаха, и я не мог понять, чем пахнет. Оглядев горизонт, я заметил вдалеке темную полоску, вроде как от набежавшей тучки. Небо по-прежнему сияло голубизной, и все же там, на блестящей поверхности моря, что-то темнело. Подходим к другой глубине или приближается шторм? Теряясь в догадках, я вдруг вижу: навстречу нам мчатся дельфины. В четком строю, то выныривая, то пропадая, они промелькнули по левому борту, и мне показалось, что они бегут, будто спасаясь от чего-то.
Штурман, в течение долгого времени смотревший в бинокль, наконец догадался: нефть! Понятно, какой запах примешивался к свежести океана. Нефтяные разводы встречались нам в плавании не раз, однако такое я видел впервые: впереди было сплошное нефтяное поле. Сначала появились радужные разводы — оранжевые, сине-фиолетовые, затем какие-то серебристые пятна, которых становилось все больше. Вскоре мы увидели: это была дохлая рыба, плавающая кверху брюхом. (167 слов)
(По А. Соболеву)

XIX
Сильный ветер шумел в вершинах островов, и вместе с шумом деревьев доносилось беспокойное кряканье озябших уток. Уже в течение двух часов плот несло по быстрине, и не видно было ни берегов, ни неба. Подняв воротник кожаной куртки, Аня сидела на ящиках и, сжимаясь от холода, смотрела в темноту, где давно исчезли огоньки города.
Только позавчера, после пересадки с поезда на самолет внутренней линии, она прибыла в сибирский этот городок, старинный, купеческий, с современными громкоговорителями на улицах, усыпанных пожелтевшей хвоей, и, в один день получив назначение, не найдя в себе смелости расспросить о новом месте, плыла теперь в геологическую партию с совершенно незнакомыми людьми. Ей было неспокойно, как было и в продолжение полуторачасового полета на потряхивающем самолете, и не проходило ощущение странного сна, который должен вот-вот оборваться. Однако все было реальным: растаяли в непроницаемой тьме желтые искорки фонарей, она сидела на ящиках, и от порывов ветра в конце плота разгорался огонек чьей-то трубки; поскрипывало равномерно весло; черным пятном проявлялась человеческая фигура. (160 слов)
(По Ю. Бондареву)

XX
Когда явились на место, где надобно было драться, Лермонтов, взяв в руку пистолет, повторил торжественно Мартынову, что ему не приходило никогда в голову его обидеть, даже огорчить, что все это была одна шутка и что, ежели Мартынова это обижает, он готов просить у него прощения... везде, где он захочет! «Стреляй! Стреляй!» — был ответ исступленного Мартынова.
Надлежало начинать Лермонтову, он выстрелил в воздух, желая кончить глупую эту ссору дружелюбно. Не так великодушно думал Мартынов. Он был довольно бесчеловечен и злобен, чтобы подойти к самому противнику своему и выстрелить ему прямо в сердце. Удар был так силен и верен, что смерть была столь же скоропостижной, как выстрел. Несчастный Лермонтов испустил дух. Удивительно, что секунданты допустили Мартынову совершить этот зверский поступок. Он поступил против всех правил чести, благородства и справедливости. Ежели бы он хотел, чтобы дуэль совершилась, ему следовало сказать Лермонтову: «Извольте зарядить опять ваш пистолет. Я вам советую хорошенько в меня целиться, ибо я буду стараться вас убить». Так поступил бы благородный, храбрый офицер. Мартынов поступил как убийца. (166 слов)
(А. Булгаков, современник Лермонтова)

РУССКИЙ ЯЗЫК (примеры диктантов)
9 класс

Главная площадь

Задача трудная - сказать о ней в тысячный раз. Площадь известна каждому
человеку раньше, чем он открывает букварь. И если жизнь пройдет даже в
глухомани и человек ни разу не покидал дома, все равно он знает этот мощенный
камнем кусок земли. Познавая землю собственным опытом, сюда мы тянемся в
первую очередь, хотя, кажется уже известна до мелочи эта площадь.
В первый раз я, помню, тронул ладонью стену. Такой же кирпич, как и у
наших домов под Воронежем, под ногами обычный тесаный камень, облака над
площадью такие же, как у нас. И все-таки во всем вместе жила сила, заставлявшая
сердце стучать не так, как обычно...
Кусок земли совсем небольшой - пятьсот шагов... Я много раз проходил тут,
занятый разговором или суетными мыслями, - площадь была сама по себе, я сам по
себе. И вот опять, как в первый раз, иду у стены....
Все осталось по-прежнему. С годами и оттого, что часто видишь эти звезды и
камни, отношение к ним не меняется. И если меняется, то так же, как к матери: чем
больше лет за спиной, тем дороже ее седина.
Я видел много площадей на земле. Красная площадь в Москве имеет
неповторимую красоту, строгость, своеобразие.
Солнце еще греет по-летнему, но трава уже чуть-чуть пожелтела. В темно-
зеленых косах берез кое-где виднеются светло-желтые пряди.
Вверху над нами бледно-голубое небо, слева - лес, а справа - еще не скошенное
овсяное поле, за ним вдали - небольшая речонка. Мы проходим межой и сворачиваем
влево, к лесу.
Лес и теперь по-прежнему хорош. Волей-неволей мы, завороженные его
красотой, останавливаемся, а затем шагаем напрямик в чащобу.
Широкие ветви могучих деревьев крепко-накрепко переплелись в вышине, в
лесу темно и прохладно.
Медленно продвигаемся вперед и нежданно-негаданно попадаем на полянку,
насквозь продуваемую легким ветерком.
Здесь должна быть брусника, и ее во что бы то ни стало нужно разыскать.
По-моему, надо идти дальше, в глубь леса, но мои подружки врассыпную
разбегаются по поляне и уже сыплют в корзинки кроваво-красные ягоды.
Наконец и я замечаю под блестящими, как будто кожаными листьями ягоды
брусники. Да их здесь видимо-невидимо! Поляна сплошь покрыта ягодами. Мы
разбрелись поодиночке и только перекликаемся друг с дружкой. Понемногу корзины
наполнились доверху, да и сами мы наелись досыта.
Однако обед все-таки нужен. Маруся расстелила на траве сложенную вдвое
газету, положила на нее хлеб, соль и яйца, сваренные вкрутую. Потчевать никого не
приходится. С аппетитом мы съели все и растянулись на траве. ЛЕСА В МЕЩЕРЕ
Леса в Мещере глухие. Нет большего отдыха и наслаждения, чем идти весь день
по этим лесам, по незнакомым дорогам к какому-нибудь дальнему озеру.
Путь в лесах - это километры тишины, безветрия. Это - грибная прель,
осторожное перепархивание птиц. Это - липкие маслюки, облепленные хвоей,
жесткая трава, холодные белые грибы, земляника, лиловые колокольчики на полянах,
дрожь осиновых листьев, торжественный свет и, наконец, лесные сумерки, когда из
мхов тянет сыростью и в траве горят светляки.
Закат тяжело пылает на кронах деревьев, золотит их старинной позолотой.
Внизу, у подножия сосен, уже темно и глухо. Бесшумно летают и как будто
заглядывают в лицо летучие мыши. Какой-то непонятный звон слышен в лесах -
звучание вечера, догоревшего дня.
А вечером блеснет, наконец, озеро, как черное, косо поставленное зеркало. Ночь
уже стоит над ним и смотрит в его темную воду - ночь, полная звезд. На западе еще
тлеет заря, в зарослях волчьих ягод кричит выпь, и на мшарах бормочут и возятся
журавли, обеспокоенные дымом костра.
Всю ночь огонь костра то разгорается, то гаснет. Листва берез висит не
шелохнувшись, роса стекает по белым стволам. И слышно, как где-то очень далеко
хрипло кричит старый петух в избе лесника.
В необыкновенной, никогда не слыханной тишине зарождается рассвет. Небо на
востоке зеленеет. Голубым хрусталем загорается на заре Венера.
Картины Левитана требуют медленного рассматривания. Они не ошеломляют
глаз. Они скромны и точны, подобно чеховским рассказам, но чем дольше
вглядываешься в них, тем все милее становится тишина провинциальных посадов,
знакомых рек и проселков.
В картине "После дождя" заключена вся прелесть дождливых сумерек в
приволжском городке. Блестят лужи. Облака уходят за Волгу, как низкий дым. Пар из
пароходных труб ложится на воду. Баржи у берега почернели от сырости.
В такие летние сумерки хорошо войти в сухие сени, в низкие комнаты с только
что вымытыми полами, где уже горят лампы и за открытыми окнами шумит от
падающих капель и дико пахнет заброшенный сад. Гимназистка сидит в кресле,
поджав ноги, и читает Тургенева. Старый кот бродит по комнатам, и ухо у него
нервно вздрагивает, - он слушает, не застучат ли в кухне ножи.
Пароход уходит вниз по реке, догоняет дождевую тучу, закрывшую
полнеба. Гимназистка глядит вслед пароходу, и глаза ее делаются туманными,
большими.
А вокруг городка день и ночь мокнут растрепанные ржаные поля.
В картине "Над вечным покоем" поэзия ненастного дня выражена с еще большей
силой. Картина была написана на берегу озера Удомли в Тверской губернии.
Никто из художников до Левитана не передавал с такой печальной силой
неизмеримые дали русского ненастья. Оно так спокойно и торжественно, что ощущается
как величие.
Тихонов постоял в раздумье у окна, потом осторожно спустился и
пошел в дворцовый парк.
Спать не хотелось. Читать в рассеянном блеске белой ночи было нельзя, так
же как нельзя было зажигать свет. Электрический огонь казался крикливым. Он
как бы останавливал медленное течение ночи, уничтожал тайны, свернувшиеся,
как невидимые пушистые звери, в углах комнаты, делал вещи неприятно
реальными, чем они были на самом деле.
В аллеях застыл зеленоватый полусвет. Поблескивали золоченые статуи.
Фонтаны ночью молчали, не было слышно их быстрого шороха. Падали только
отдельные капли воды, и плеск их разносился очень далеко.
Каменные лестницы около дворца были освещены зарей: желтоватый свет
падал на землю, отражаясь от стен и окон.
Дворец просвечивал сквозь неясную темноту деревьев, как одинокий
золотой лист светится ранней осенью сквозь гущу еще свежей и темной листвы.
Тихонов пошел вдоль канала к заливу. В канале меж заросших тиной
камней плавали маленькие рыбки.
Залив был чист, спокоен. Над ним лежала тишина. Море еще не
просыпалось. Только розовый отблеск воды предвещал близкий восход
солнца.
Океанский пароход шел к Ленинграду. Заря уже горела в его
иллюминаторах, и легкий дым тянулся за кормой.
Пароход затрубил, приветствуя великий северный город, конец трудного
морского пути. Далеко в Ленинграде, где уже светился бледным золотом шпиль
Адмиралтейства, ему ответил протяжным криком другой пароход.
В канале стояли шлюпки. Предрассветный ветер задувал с моря и
шевелил листья над головой. ЦАРИЦА ЛЕТА
По улицам города, по его бульварам разлит удивительный аромат.
Подует ветерок, чуть колыхнет зеленые кроны — и сильнее ударит волной
медовой свежести. Подошла душистая пора, когда цветут липы, указывая на
незаметно подступивший разгар лета.
Липа — древнейшая спутница города. Целые города выросли под
липами с нареченными в ее честь именами—Липецк, Лиепая. Лейпциг. А
сколько в России деревень Подлипок!
Об этом дереве много преданий, сказок, легенд. Липа вековая,
равнодушная к бегу времени, недоверчивая даже к приходу весны,— древний
поэтический образ славян, символ мира и покоя.
Липа — целая лесная аптека. Народная мудрость сумела разгадать
многочисленные лечебные тайны этого дерева. За помощью к нему
обращаются при самых разных недугах: кашле, простуде, ангине, ожогах,
болях головы и т.д. А липовый мед! Это — кладовая различных витаминов,
средство от многих болезней, Но главный носитель фармакологических
свойств — липовый лист. Однако собирать и сушить его нужно умеючи,
иначе и дереву повредишь, и для себя ожидаемой пользы не получишь.
Дерево это любо всем. Оттого и растет на красном месте — под окном, у
дома, вдоль улицы. И везде липа в почете. В городе ее стройные стволы и
тенистые кроны украшают проспекты и бульвары, скверы и старые парки.
Здесь липы — дерево комфорта, несущее красоту и здоровье.
Липа — одно из настоящих чудес природы. СУББОТНИК
Уборка фабрики... Золотая мысль! И вот в цехах началась шумная суета.
Сотни добровольцев мели, с чем связаны осенние перелеты птиц скребли, чистили. Копоть сбегала со стен в
потоках мыльной воды. Стёкла скрипели, промытые с мелом. В ткацкий зал
приволокли лёгкие лебёдки. С помощью их к потолкам были подняты
длинные люльки. Ткачихи помоложе. пересмеиваясь, перешучиваясь,
протирали мелом горбы стеклянных крыш, протирали и радовались, что
подслеповатые рамы точно бы прозревали, в цехе становилось светлее.
Как хороша ты, общая, добровольная, бескорыстная работа! Как можешь
ты захватить человека, заставить его почувствовать себя владельцем всего,
что его окружает, хозяином своей фабрики, своего города, всей своей
необозримой земли! Ты будишь силы необычайные, и всё лучшее в человеке
начинает расти и расцветать. Тут и там возникли песни. Сначала робкие, еле
слышные, они звучат всё громче, ширятся, и вот уже задорные хоры
работающих, как бы соревнуясь между собой, набирают силу. Никого не
надо торопить. Мощный, бодрящий дух соревнования захватил людей. Даже
самых ленивых и нерадивых встряхнул и несёт его могучий поток. Как это
всё напоминает Анне молодость, субботник её юношеских лет!
Растроганная, обводит она глазами фронт работ и думает: ишь, будто свою
квартиру к празднику убираете, милые вы мои!
Я люблю дорогу. Больше всего за то, что она зовёт увидеть цветочные
узоры лугов и речные долины, горы в снежных шапках вершин и бушующие
волны моря. Дорога - это постоянная новизна впечатлений. Дорога как жизнь:
она всегда ведет в будущее. Радостно ощущать, что тебя что-то впереди
ожидает. «Ценнейшее в жизни качество - вечно юное любопытство, не
утомленное с годами и возрождающееся каждое утро», - говорил Ромен Роллан.
Созерцание новизны, пожалуй, самое сильное и прекрасное ощущение,
неотделимое от жизни.
Путешественники бывают разные. Одних влекут самые оживлённые,
людные места, других - заповедные уголки природы. Одним интересно
осматривать памятники старины и фотографировать достопримечательности,
другим - бродить по никому неведомым тропинкам необъятного родного края.
Красота природы - это лекарство от душевных травм, от телесных
недугов и от накопившейся усталости. В наш век высоких шумовых и
скоростных нагрузок человек по-настоящему может отдохнуть и восстановить
силы только в гостях у природы.
Путешествовать в одиночку по родным просторам - хорошая возможность
не спеша осмыслить прожитую жизнью. В дороге легко и спокойно бегут одна за
другой мысли.
Отправиться в дальнюю дорогу - значит подвергнуть испытанию свои
силы, свою выносливость, находчивость. Настоящий отдых не то же самое, что
покой и безделье. Отдых - это здоровые и естественные нагрузки, на которые
изначально настроен наш организм.
Я поселился на берегу Оки и стал постепенно забывать городскую
цивилизацию, шумные улицы и шоссе. Поэзия природы очаровала меня.
Рыбаки любят встречать утреннюю зарю и провожать вечерний закат: в
эти часы рыба особенно голодна и прожорлива, хорошо клюёт. Проснувшись
чуть свет, едва могу разглядеть стрелки на циферблате наручных часов.
Расстилающаяся над Окой пелена тумана предвещает ясное утро. Самой
реки не видно, она лишь угадывается в нечетких очертаниях курчавых
зарослей прибрежных ив. Летом рыба держится ближе к берегу и хорошо
слышит любой шум. Тихонько пробираюсь сквозь прибрежные кусты. Рукава
и капюшон куртки быстро намокают. Стараясь расположиться поудобнее,
раскладываю на траве рыболовную утварь. Жёсткая трава приминается.
Зачерпываю ведром воду для живцов, неторопливо разматываю леску,
насаживаю на крючок червяка и забрасываю удочку. Поплавок плавно
ложится на воду. Неожиданно удилище гнётся, леска натягивается струной. Я
потянул вверх - из воды выскочил полосатый окунёк.
Начинается утро. Восток загорается светом. На ярко-розовом горизонте
появляется край раскалённого, обжигающего диска, и всё вокруг ненадолго
замирает. Чопорные водяные лилии улыбаются солнечным лучам. Над водной
равниной, гоняясь друг за другом, с лёгким шумом пикируют стрекозы.
Всякий звук, шорох или шёпот только усиливает тишину утра. Но вот в
кустах, склонившихся над Окой, зазвенел утренний концерт укрывшихся в
зелени пичуг. Прислушиваясь к гармоничному сочетанию их голосов, я
смотрел на реку.
Много дней кочевал я по Уралу. Однажды осенью привелось мне ночевать у
знакомого старика на Урженском озере, расположенном в горах.
Старик у печки возится с самоваром. Наконец усаживаемся пить чай. Я
расспрашиваю старика о зайце. Рыбак любит побеседовать и охотно рассказывает
мне интересную историю.
Этот заяц спас старику жизнь во время лесного пожара. Старый рыбак
бережет его теперь и никогда не расстается с ним.
Однажды, чуть забрезжило, дедушка пошел поохотиться и забрался в гущу
леса. Вдруг видит дым, слышит треск. Дед понял, что начинается лесной пожар.
Порывы ветра гонят огонь с большой скоростью.
Не выберешься из леса - погибнешь. Надо попытаться спастись. Старик
бежит, спотыкается, с трудом дышит. Приходится торопиться, так как пожар
разрастается. Ветви ёлок колются, сучья на земле рвут сапоги, валятся
деревья. Старик сбивается с дороги, пугается.
Вдруг возьми да выскочи из-под кустика зайчонок и бросься бежать по
дороге. Лапки у него опалены, он бежит медленно. Дед старается не отставать от
зайца. Он знает, что звери лучше человека разбираются в направлении
распространения огня и обычно спасаются. Старик не ошибся: заяц вывел его
из огня. Выбравшись из леса, оба едва дышали от усталости.
Старик взял зайца к себе, вылечил его, и с тех пор они живут большими
друзьями.
Очень немногие люди разбираются в жизни птиц так же хорошо, как
мой дядя. Вероятно, поэтому мои самые яркие детские воспоминания связаны с
птицами.
Гуляя однажды в лесу, мы с дядей нашли выпавшего из гнезда птенчика.
Кругом была колония дроздов. Несмотря на отчаянные крики старых птиц, дядя
легко поймал птенчика и подбросил его в воздух. Птенец замахал
крылышками, беспомощно пролетел немного, ткнулся в землю и забился под
кустик травы.
Дядя отвел меня в сторону. В течение десяти минут мы наблюдали за
птенцом из-за кустов. Но взрослые птицы не подлетали к нему. Птенец
продолжал сидеть на земле и слабым писком заявлял о своем существовании.
Тогда дядя решил взять птенца домой, чтобы выходить его. Очень скоро
молодой дрозд стал совсем ручным, причем он утратил всякий страх перед
людьми и всегда радостно кидался нам навстречу.
Дядя в совершенстве владел ремеслом птицелова и часто брал меня с
собой, когда отправлялся в лес на поиски крылатых певцов. Во время одного из
таких походов дядя ушёл довольно далеко вперёд, а я не спеша плёлся позади,
оттого что засматривался по дороге на все, что казалось мне интересным.
Вдруг из-под куста черёмухи выпорхнула коричневая птичка, на которую я
не обратил бы внимания, если бы она вдруг не запела.
ДИКТАНТ.
9 КЛАСС.
годовой контрольный диктант

Михайловский парк
Я изъездил почти всю страну, видел много мест, удивительных и сжимающих сердце, но ни одно из них не обладало такой внезапной лирической силой, как Михайловское. Там было пустынно и тихо. В вышине шли облака. Под ними, по зелёным холмам, по озёрам, по дорожкам столетнего парка, проходили тени.
Михайловский парк - приют отшельника. Это парк, где трудно веселиться. Он создан для одиночества и размышлений. Он немного угрюм со своими вековыми елями, высок, молчалив и незаметно переходит в такие же величественные, как и он сам, столетние пустынные леса. Только на окраинах парка сквозь сумрак, всегда присутствующий под сводами старых деревьев, вдруг откроется поляна, заросшая блестящими лютиками, и пруд с тихой водой.
Главная прелесть Михайловского парка в обрыве над Соротью и в домике няни Арины Родионовны...Домик так мал и трогателен, что даже страшно подняться на его ветхое крыльцо.
А с обрыва над Соротью видны два синих озера, лесистый холм и наше вековечное скромное небо с уснувшими на нём облаками...

ДИКТАНТ.
9 КЛАСС.
контрольный диктант за вторую четверть
с грамматическим заданием

Судьба человека
Отгремели военные грозы, и уже свыше десяти лет строил наш народ мирную жизнь, когда М.А.Шолохов снова обратился к военной теме. Читаешь его небольшой рассказ под названием "Судьба человека", и сердце сжимается от бескитростного повествования, которое ведёт бывалый шофёр, солдат, прошедший самые страшные испытания.
Два года в немецких лагерях смерти. Побег, когда уже не было сил бороться за жизнь. Но на родной земле Андрея Соколова подстерегают новые удары. Он узнаёт, что жена и дочери убиты во время бомбёжки, а сын ушёл неизвестно куда. Незадолго до конца войны находит Андрей сына, чтобы потерять его в последний военный день.
И вот немолодой человек, который лишился всего, что составляет смысл жизни, встречает крошечное беззащитное существо. Не очерствел душой, не сделался равнодушным к чужому горю тот, кто перенёс столько своего. Ванюшка стал для Андрея всем. И живёт старый солдат для своего нового сынка, для того чтобы никогда больше не почувствовал себя сиротой шестилетний ребёнок.

Грамматическое задание:
Во втором абзаце найти все СПП, определить вид придаточных.

ДИКТАНТ.
9 КЛАСС.
контрольный диктант за первое полугодие

Лесное озеро
За придорожным кустарником поднимался смешанный лес. С левой стороны таинственно поблескивала черная вода. Мы ждали только тропинки, чтобы устремиться по ней в глубину леса и узнать, что там. И вот тропинка попалась.
Не успели мы сделать по ней двухсот шагов, как заливистое злое тявканье собачонки остановило нас. Невдалеке стояла изба лесника.
Лесник пригласил нас в дом и хотел распорядиться насчет стола. Но мы сказали, что нам ничего не нужно и что мы свернули с большой дороги единственно затем, чтобы узнать, что за вода блестит между деревьями.
Вода началась шагах в пятидесяти от порога, но гораздо ниже его, так как дом стоял на бугре. Узкая лодка, на которую мы сели, была настолько легкая, что под тяжестью четырех человек погрузилась в воду по самые края. Необыкновенной красоты озеро окружило нас. Темно-зеленые дубы и липы, которыми заросли озерные берега, четко отражались в неподвижной воде. Редкие и ясные, словно звезды, покоились на воде цветы белых лилий. Так резко оттенялся каждый цветок чернотой озерного зеркала, что мы замечали его обыкновенно за двести, за триста метров.

(По В.Солоухину) 170 слов

ДИКТАНТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ ДЛЯ 9 КЛАССА
ПОВТОРЕНИЕ
СИНТАКСИС И ПУНКТУАЦИЯ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

На крыльце моего дома спал чужой рыжий огромный кот.
Разморенный солнцем, он привалился к двери спиной и посапывал. Я кашлянул. Кот приоткрыл глазок. И это, доложу вам, был жуткий глазок, вполне бандитский. Изумруд и лазурь горели в нем.
Оглядев меня, облив лазурью, обдав изумрудом, глазок закрылся.
"Позвольте пройти", - сказал я.
Кот не шевельнулся.
"Вы не правы", - как можно мягче заметил я. - Ну, согласитесь, это мой дом, приобретенный недавно по случаю. Вы спросите, откуда у меня такие деньги? Я работал, уважаемый. Работал ночами, над-ры-ва-ясь! Позвольте же пройти мне в свою собственность".
Пока я нес эту белиберду, кот отворил оба глаза, слушая меня с интересом. На слове "над-ры-ва-ясь" он встал, потянулся и отошел в сторону, освобождая проход. Я открыл дверь.
"Прошу, - сказал я. - Пожалуйста, заходите".
Пропустив меня вперед, кот вошел следом.
"Располагайтесь, - предложил я. - Вот печь, вот табурет".
Гость оглядел печь и табурет и, заметив на полу солнечное пятно, падающее из окна, с наслаждением развалился в нем.
Я сел к столу и занялся каким-то делом, но дело это не клеилось. Огненный бандит на полу отвлекал меня. Я достал кисть и акварель и произнес: "Один набросок... приподнимите голову". Кот приоткрыл глаз и приподнял голову, а я стал его рисовать.
Солнечное пятно двигалось по полу, к закату.
Кот пятился, перемещаясь вслед за пятном, за ним пятился и мой рисунок.
Солнечное движение не мешало мне. Рыжий сохранял позу, не опускал голову. Похоже, он понимал, что рисование котов - дело ответственное в наше время, важное дело.
Когда пятно солнечное полезло на стенку, я кончил работу и сказал: "На сегодня хватит".
Кот поднялся на ноги, размялся, потянулся, мельком оценил рисунок, что-то муркнул, вроде "неплохо", и, не прощаясь, вышел.
(По Ю. Ковалю)
(270 слов)

Дополнительное задание:
Выпишите предложение с обращением и разберите его по членам.
Составьте схему предложения с прямой речью.

ДИКТАНТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ ДЛЯ 9 КЛАССА
СЛОЖНОСОЧИНЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

НОЧЬ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ

Последний день перед Рождеством прошел, и наступила зимняя ясная ночь. Глянули звезды, и месяц величаво поднялся на небо посветить добрым людям и всему миру, чтобы всем было весело колядовать и славить Христа. Морозило сильнее, чем с утра, но было так тихо, что скрип мороза под сапогом слышался за полверсты. Еще ни одна толпа парубков не показывалась под окнами хат. Месяц один только заглядывал в них украдкою, как бы вызывая принаряживавшихся девушек выбежать скорее на скрипучий снег. Тут через трубу одной хаты клубами повалился дым и пошел тучею по небу. Вместе с дымом поднялась ведьма верхом на метле.
А ведьма между тем поднялась так высоко, что одним только черным пятнышком мелькнула вверху.
(По Н. Гоголю)
(110 слов)

Дополнительное задание:
Выпишите сложносочиненное предложение и составьте его схему.
Обведите союзы, соединяющие простые предложения в составе сложносочиненных.

Полный текст материала смотрите в скачиваемом файле.
На странице приведен только фрагмент материала.


Источник: http://tak-to-ent.net/load/126-1-0-15335


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Итоговые контрольные диктанты 9 класс Контрольные работы Летняя юбка для полных женщин фото выкройка

С чем связаны осенние перелеты птиц С чем связаны осенние перелеты птиц С чем связаны осенние перелеты птиц С чем связаны осенние перелеты птиц С чем связаны осенние перелеты птиц С чем связаны осенние перелеты птиц

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ